Одиночество в перьях.

Поиск  Пользователи  Правила 
Закрыть
Логин:
Пароль:
Забыли свой пароль?
Войти
 
Страницы: 1
RSS
Одиночество в перьях.
Одиночество в перьях.


     Василий Петрович Измайлов работал очень много каждый день, подчас даже используя некоторые выходные дни. Впрочем, это свойственно многим начальникам (а Измайлов руководил целым департаментом), которые и сами сидят на работе допоздна, да и не дают подчиненным покоя после рабочего дня.

   Но Василий Петрович был все же иным. Нельзя сказать, чтобы от него за версту разило трудоголизмом, но ведь иных объяснений не придумать. Дело в том, что он не требовал от подчиненных сидеть вместе с собой и нуторно составлять Указания, Распоряжения, обрабатывать правительственную почту, срочно править какие-либо документы. Руководитель департамента сидел допоздна практически в полном одиночестве.

  В свои 45 лет он уже успел перевидать много. Первая жена ушла, найдя себе более богатого партнера, когда Измайлов еще только начал делать карьеру на государственной службе. Ах, это была романтическая пара на первых порах, еще в институтские года… Василий был темноволосым, как тогда говорили девчонки: «темненький снаружи, бесцветный внутри». Да, это неспроста, ибо многие девушки заглядывались на парня-красавца с почти черными вьющимися волосами и тонко постриженными усиками с бородкой. Что-то было в нем от Джорджа Майкла последнего разлива.

  Единственный недостаток у него был – тяга к курению. Смолить он мог часами в сутки, причем с поводом, и без оного. Пил алкоголь он как все, умеренно и не выказывая к нему какой-либо любви.

   Семейное счастье… А где ключик к нему? А нет его. Потому что это понятие множественное. Сколько семей, столько и ключей. Возможно ли найти этот ключ, когда отец на госслужбе, мама уже вышла из декрета и устроилась на работу экономистом, а ребенок (да, у них уже родился мальчик) то у бабушек, то в детском саду? Многие семьи так жили, да еще и в худших условиях, и могли быть вполне счастливыми. Но у Наташи появился начальник, который быстро вырос до директора компании. Это было одно из акционерных обществ, выросших на обломках бывших министерств и ведомств. Шеф новоиспеченной, но уже богатой компании с самого начала был неравнодушен к Наталье и всячески пытался ее приманить. То случайно подарок шикарный сделает на 8 Марта, от которого у Василия возникал озноб. То вдруг на машине подвезет, разумеется, с заездом в ресторан. В общем, через 3 года такой жизни Наталья поняла, что ей тоже хочется в этом все купаться. Хочется и все. В этом женщины многие слабы.

    Когда жена сказала, что уходит от него и забирает ребенка, он лишь сидел у окна и нервно курил…

   Но сила воли у Измайлова еще была крепкой. Смертельно душила тоска по сыну (о бывшей жене он уже особо не печалился), но он боролся. Как не спился – одному Богу известно. Карьера росла, Василий уже начальник управления. Он тогда еще начал мучаться от одиночества дома и просиживал на работе многие часы сверхурочно. Впрочем, не все было так плохо… На горизонте его жизни появилась Валентина, новая сотрудница его управления. Она была разведена с мужем, с которым рассталась из-за пьянства последнего, детей еще не имела. Но возраст всего лишь 28 лет говорил о том, что дети еще могут быть.

  Валентина сумела понять его горе, и, даже осознавая, что возможно Василий любит все еще прежнюю жену, отдавала себя в жертву, надеясь, что сумеет переломить…

   Года два или три прошло, пока они не решились на совместную жизнь. Измайлов к тому времени стал руководителем департамента, причем где-то случайно, поскольку постоянные смены правительств лихорадили его учреждение, их много раз переименовывали, объединяли, разъединяли…

    Разумеется, как не отметить такое событие? Мать у Измайлова уже умерла, отец уехал к своим престарелым родителям в Пензу.  Поэтому вся квартира по сути досталась Василию Петровичу, куда он свою гражданскую супругу Валентину и пригласил жить.

     И вот снова рок! В квартире Измайлова собрались коллеги по работе, чтобы отметить его вступление в должность. Валентина как-то быстро набралась спиртного и потеряла координацию. Несколько раз ее усаживали в кресло, но ее несло к окну, она кричала, что ей душно. Окно было открыто, свежий ветер мог быстро отрезвить супругу, подумал Василий, и не стал перечить этому желанию Валентины…

«Мы сделали все, что могли, но падение с 13-го этажа на 99% случаев оказывается смертельным, у вашей жены разрыв печени, а также нарушение клапана сердца из-за сломанного ребра» - промолвил врач свой приговор…

… 2 года почти уже прошло. Измайлов как робот ходил на работу, исступленно пытаясь понять, а чем его так привлекла Валентина, и ища зацепки, чтобы внушить себе, что он ее не любил.

   Многие друзья, знакомые, коллеги советовали Измайлову взять себя в руки, найти другую женщину (благо, что в свои 45 лет Василий был еще весьма привлекательным, несмотря на седину в черных волосах), либо, наконец, завести домашнего питомца. Чисто автоматически обрабатывая всю эту информацию, Измайлов решил начать с малого, и в воскресный октябрьский день отправился на Птичий рынок.

   Было уже весьма холодно, шел мелкий снег, хотя лужи еще не замерзали как следует. В общем, мерзопакостная слякотная погода. Василий часа 2 или 3 ходил по собачьему ряду, потом по кошачьему… Никак не мог ничего найти по душе. А как найдешь, когда душа болит? Смеркалось, торговцы уже спешно покидали свои места, ибо под понедельник оставаться не было никакого смысла. У выхода стоял дедок с отвратительной пропитой внешностью, около которого на стойке был аквариум с меченосцами.. Вернее, с тем, что осталось от них, ибо отопления он не имел. Ударил морозец, и дедок, проламывая тонкую корочку льда на поверхности воды пальцем, чисто автоматически бубнил: «Меч-носцы! Меч-носцы!»…
 
   У Измайлова защемило еще  сильнее, и он хотел было уже дать дедку по морде, как рядом услышал шорох. Обернувшись, он увидел собиравшего свои вещи торговца птицами. В одной клетке сидел попугай. Василий Петрович был все же достаточно образованным человеком, чтобы узнать в попугае какаду. Торговец, грузный и небритый мужчина, увидев заинтересованный взгляд Измайлова, сразу же начал расхваливать птицу. А какаду сидел и черными бусинками глаз внимательно смотрел на Василия. Причем, он явно просил что-то. Внутри у Измайлова зашевелилось: «Вот оно, вот оно… То , что ты искал». Единственное, что он заметил, что какаду не очень-то боялся холода, а уже было довольно сильно ниже нуля.

   Конечно цена была очень высокой, но Василий Петрович договорился с торговцем о встрече, занял денег и купил птицу. Если сказать, что в жизни
У Измайлова мало что изменилось, означало бы грубо обмануть читателей.

Видимо, насмотревшись известного сериала про «блудного попугая», Василий назвал своего какаду Кешей. Процесс приручения шел очень активно, и вскоре Кеша уже летал по квартире, садился на плечо, внимательно смотрел в лицо, нежно перебирая клювом те самые усы и бороду, которые у Измайлова традиционно были уже больше 20 лет, правда, подернутые ныне сединой.   Несмотря на то, что Василий Петрович все же постоянно думал о том, что надо бы еще кого-нибудь найти из женского пола, с кем связал бы он свою жизнь, некая усталость от разочарований и горя давлела, и у него при общении с женщинами даже по работе глаза были погасшими. А слабый пол это очень хорошо чувствует.

  Впрочем, была все же одна дамочка, крайне неравнодушная к Измайлову. Это его личная секретарша. Вере уже было за 35 лет, она имела неплохой стаж работы у разных довольно высоких чинов, поэтому как секретарь, она полностью устраивала Василия Петровича. И поймет без слов, когда тому чай подать, и посетителей прогонит, если почувствует, что тех Измайлов не примет или примет просто «для галочки», и лишний раз напомнит про важные дела и встречи, если начальник замешкался. Однако, никаких чувств, кроме показной благодарности, она у Измайлова не вызывала.. Интересно, задавал он сам себе вопрос, а не виноват ли тут попугай, к которому он сильно привязался? И тут же во внутреннем гневе отвергал эту мысль. И в то же время он отмечал изысканный вкус Веры, ее манеру одеваться так, что длинноногие секретарши-стриптизерши завидовали черной завистью. Это притягивало…

   Но все же, Кеша как-то стал более входящим в израненную душу Василия. В результате попугай превратился в некую пернатую кошку, когда он чисто по-кошачьему ласкался и требовал, чтобы его погладили и почесали. Даже когда Измайлов поехал летом в пансионат, надеясь отвлечься и возможно с кем-то познакомиться (а вдруг глаза загорятся снова?), он долго колебался и все же взял попугая с собой, договорившись с директором Дома отдыха.

Конечно, пребывание в приятном обществе, знакомства с достаточно привлекательным дамами, где-то было бальзамом для израненной дущи Василия. В результате после 24-х дней отдыха по нему «сохли» две весьма симпатичные девушки-женщины, но у Измайлова что-то сломалось, он лишь ощущал потребность в женщинах для плоти, душа же оставалась холодной. Он замечал, что только лишь Кеша помогал ему ожить и получить хоть какую-то радость.
 
   Он часами мог общаться с какаду, глядя ему в лицо, поглаживая перышки. Бог знает вместе с Кешей, сколько раз он изливал свою боль попугаю, довольствуясь инстинктивными покачиваниями головой со стороны какаду. А попугай как будто чувствовал.. Когда хозяин приходил мрачным, он пытался развеселить, танцуя на жердочке и выделывая комичные трюки… Тут даже депрессант улыбнулся бы. И усталость, раздражение куда-то у Измайлова уходили.

   Его лишь смущали некоторые звуки внутри птицы, когда он случайно прижимал Кешу к уху. Василий заволновался, ведь явно слышались хрипы и сипы. Вроде и не простужен и веселый.. Но откуда эти сипящие звуки, по которым можно поставить диагноз вплоть до пневмонии? Он порывался сходить к ветеринару, но постоянная занятость, которую, впрочем, Измайлов сам себе навязал, мешала этому… Да и Кеша был веселым и бодрым.

   Вот говорят, что если кому суждено мучаться, тот будет мучаться и полжизни и жизнь. Вероятно такая судьба выпала и Василию Петровичу. Да, на сей раз злой рок сыграл свою шутку с Кешей. Вроде бы, ничего не предвещало плохого. Кеша, проживший у Измайлова уже без малого 5 лет, радостно орал вечером, готовясь спать (это такие ритуалы у какаду). Через 7 дней у Василия будет 50-летний юбилей, у него все мысли были там, ведь снят целый ресторан, будут гости из аппарата Правительства, возможно, что даже вице-премьер пожалует.

   И вдруг  Кеша как-то погрустнел, съежился, и пока Василий приходил в себя от шока (такая резкая перемена в поведении кого угодно приведет в шок), какаду упал с жердочки на пол… У Измайлова все опустилось, руки стали плетьми, и он медленно сполз на стул. Минут десять он тупо смотрел на попугая, не веря в случившееся… Потом его осенила мысль, что может быть просто тот без сознания, он вынул безжизненного Кешу, послушал…
Увы, никаких звуков.. Сердце не билось.  Разом постаревший Измайлов проникся всем ужасом потери, и жестокая истерика захватила его. После часа рыданий он взял себя в руки (хотя весьма условно), вынул Кешу, достал резную шкатулку, в которой хранились семейные драгоценности и реликвии, вышвырнул из нее все в угол и бережно поместил туда попугая. Закрыл… и подумал, что не сможет его похоронить. И поместил в морозилку холодильника. Сумел лишь позвонить Валентине, предупредив, что у него горе, и его не будет на работе в ближайшие дни, выпил чего-то там из транквилизаторов и упал в тяжелом сне.

   Проснувшись, он снова заплакал. Боль душила его так, как не била еще ранее. Вспомнив про свой будущий юбилей, он с ужасом подумал, в каком виде он там будет, и вообще, зачем все это нужно… А может он и не доживет до своего 50-летия… Все померкло… Он потянулся к холодильнику, чтобы достать.. Но не решился, сработал уже инстинкт самосохранения, введя в мозг Измайлову мысль, что вид лежащего там Кеши только усугубит его состояние. Василий сидя за столом, мучительно-равнодушно перелистывал календарь… И только потом узрел, что сегодня пятница, и потому он мог бы и не звонить Валентине, все равно завтра не работать.

   Как ледяной шест, вставленный в позвоночник, обожгла его мысль, что завтра он сможет купить такого же попугая, если вдруг там будет тот же торговец.. Василий Петрович еле-еле дожил до утра.

   Но как он уже собрался, сходил в сберкассу, снял все деньги, накопленные на автомобиль, душевная мука снова его одолела… Ведь он предаст Кешу, купив другого.. Сумеет ли тот заменить Кешу? Терзаемый мыслями, анализами, противоречиями, он на автопилоте доехал до Птичьего рынка.

   Не мечтая узреть того же торговца, Измайлов с удивлением узнал того самого мужчину (хоть и 5 лет прошло). У того сидел в садочке такой же какаду, какой лежал в шкатулке у Василия под морозом. Сердце защемило, Измайлов еле-еле добрел до продавца, тот увидев мертвенное лицо Василия, подумал, что с человеком плохо, достал валидол и предложил.

   Не зря Измайлов был все же крепким мужиком (в отца пошел), он быстро пришел в себя, вежливо отказался от валидола, и слово за слово рассказал торговцу свою историю… Продавец по мере рассказа все мрачнел и мрачнел, потом схватился за волосы, и с нецензурными словами стал почему-то себя ругать. Случившееся окончательно вывело Измайлова из своего шока и ввело немедленно в другой, потому что изумлению его не было предела.

  В свою очередь торговец разразился тирадой о том, как он был инженером, как работал в одном секретном КБ, как они работали над самолетами, и что его знал лично Туполев. Измайлов еще со времен учебы в вузе, помнил некоторые знаменитые имена инженеров из авиации, но фамилию Желобова он не помнил, а именно такая фамилия была у торговца..  Тот из сумки достал потрепанную книгу, где были описаны интересные технические решения современной авиации (разумеется, что незасекречены), и в числе авторов был и Желобов. Василий Петрович поинтересовался – а что довело маститого инженера-ученого до торговли на рынке? И откуда у него попугаи? А также над ним давлел вопрос – почему при рассказе Измайлова о своей жизни Желобов мрачнел и выдал такую самобичующую тираду?

   Постепенно Василий узнал, что золотых дел мастер Желобов занялся перед самой пенсией изучением птиц, как они летают, как устроено оперение и так далее. Но все же мучавший его вопрос одолел, и Измайлов, перебив собеседника, спросил – почему того так поразила история любви к попугаю, купленного у того 5 лет назад?  Ответ был сбивчивым и сумбурным: «Я же знал, я мог догадываться, что это произойдет, и я, сволочь такая, делал… Я обманывал.. Нет мне прощения..» (ну что-то в этом роде, если прибавить еще матерные слова, которыми перемежалась эта речь).
   
    В общем, Измайлов понял только то, что торговец что-то знал с самого начала и не предупредил его. Он подумал, что может попугай был болен чем-то серьезным, а Желобов знал, но промолчал? Однако эта мысль все же как-то не шла к нему… отвергалась. К изумлению и ужасу Василия, торговец взял какаду, сидящего в садке, резко повернул тому голову, после чего тот как-то обмяк. Измайлов подумал, что торговец сошел с ума и решил всех птиц своих погубить…Пребывающий в шоке Василий увидел, что торговец открыл грудную клетку у птицы, и там… были механизмы. ЭТО БЫЛА НЕНАСТОЯЩАЯ птица!!!

    В полузабытьи Измайлов слушал рассказ торговца о том, как долго он вечерами и ночами занимался конструированием всего механизма. Как долго делал все тончайшие шарниры и другие прецезионные детали. Что львиная доля его зарплаты уходила коллегам из одного оборонного завода, которые сделали по его заказу микрокомпьютер. И еще много чего он рассказывал, но Измайлов уже тупо смотрел в землю, решив, что он или сошел с ума, или торговец сбежал из психушки.

    Как вода поднимается по капиллярам, так постепенно до Василия дошло, что птицы этого продавцы – роботы.  Но насколько искусно сделанные! Измайлов уже начал размышлять о том, как можно заложить в компьютер способность к обучаемости, как его ударило током.. Ведь тогда и Кеша – не настоящий какаду, а такой же великолепно сделанный робот!

     Облизнув пересохшие губы, Василий Петрович нашел в себе силы спросить у торговца, продавал ли он всех своих роботов под видом какаду. На что получил утвердительный ответ.  Мысли бешено носились, путались и не могли никак сложиться в логическую цепочку. Наконец, он сформулировал тот самый вопрос, который его мучал уже сколько времени! Который не давал покоя, вызывал приступы слез и тоски. Он слабым голосом спросил: «А почему тогда он умер?»

     Ответ был гениален как Солнце, как лунное притяжение воды, как бестормозное и многовековое вращение Земли. Это звучало, как заклинание, как колокол души, как елей в виде Ниагарского водопада.. «Просто кончились батарейки…»… Да, все так просто. Кончились батарейки… Да-да, пребывание в холодильнике птицы никак ей не повредит, надо только вынуть на 3 часа, дать прогреться и после этого поменять батарейки…

    Боже мой, кто-то с упорством сфинкса охраняет пирамиды, кто-то думает о вечном, стоя на краю обрыва, кто-то парит в небесах на парашютах, получая удовольствие от обнимания с воздухом… Кому-то рану залечит лишь могильная плита… А тут все так просто.. «Кончились батарейки».. Будь они прокляты вместе со всеми аккумуляторами на свете! Душа страдает, мучается, кровоточат раны, а все батарейки…

Обратно Измайлов уже летел, сжимая в кулаке горсть аккумуляторов (целых 20 штук).  До этого он обнял продавца, что-то сунул из денег в его руки, посмотрел автоматически в его ничего не понимающие глаза и закричал на весь рынок: «Идиот! Ты ведь так ничего и не понял»…


                                                                         Декабрь 2003 года
                                                                    Андрей Воробьев
есть тысяча способов выразить любовь-надо уметь понимать их!
Огромное спасибо за рассказ!

Андрей, без лести, без умысла, но ЭТО - ТАЛАНТ !!!
Мне очень-очень понравилось...
Спасибо всем за отзывы! :)
С уважением, Андрей Воробьев,  Проша и Чип (мои какадушки)
Andrey Vorobiev, нет слов.
Потрясающе  :happy1:
Andrey Vorobiev
Конец конечно потрясающий! :happy1:  Здорово! Жалко, что в жизни нельзя сменить батарейки :55
Супер рассказ!Нет слов...
Спасибо большое всем за отзывы!!!
С уважением, Андрей Воробьев,  Проша и Чип (мои какадушки)
Страницы: 1